about

Leshak Russian Federation

contact / help

Contact Leshak

Streaming and
Download help

Track Name: 01. Юрод / Yurod
Не замечают черной сущности за лицом добрым.
Пропадут пропадом – за грехи тяжкие,
И следа не останется от них.

Деревня под Х. в глуши, дороги нет хорошей - все грязь, корни да жижа болотная - как запретил соваться сюда кто могучий. Чего я только не насмотрелся - выгребная яма с людьми, а не село — пьют, блудят, душу губят и стар, и млад. Сам Чорт им водку льет в пасть, потому как ума не приложу откуда пойло - поля не паханы, огороды не сеяны, работящих парней не сыскать.
Монастырь есть — а спасения нет. Попы разные служили, но кончали все худо - один прелюбодействовал, другой пьяница беспробудный, срам. Приедет хороший, добрый пастырь, а чрез год уж смотреть противно — служить не служит, токомо бездельничает, да грехам весь отдается.
А место? Покруг деревни - камни–валуны мхом обросли, болота да бурелом. Сразу видать - место потаенное. Чорт их дернул тут село ставить, потому как САМ здесь и проживает, а гостей зазвал на потеху себе да силам темным... Но то домыслы мои. Судите сами.
Track Name: 02. Бесогон / Imp-banisher
Жил да был мужичок - неказистый на вид, дебошир, пьяница, любодей. Одним вечером он перебрал браги - выскочил из избы, взвился на плетень и давай орать. Но вот незадача — сорвался, брякнулся головой о земь. И было видение - свет с небес да хоралы ангельские — исцеляй! Очнулся мужик, заплакал - отринул скверну, вымылся в бане, лечить и спасать стал.

Чувствовал он силу целебную в своём корне мужском. Придёт к больному лихоманкой, порты спустит, как шарахнет удом своим по голове страдальцу - на следующий день бывший хворый песни поёт! К бабам иной подход имел врачеватель - только на дому у себя исцелял. Неизвестно, как выхаживал, только бабы от него всегда выходили цветущие, раскрасневшиеся.

Но изыскался в деревне один ревнивец - часто гостьей супруга его у лекаря стала. Почуял неладное мужик, скор на суд был - поджог ночью избу лекарскую. Убийцу кровавого утром толпа на части разорвала. От целителя что нашли, то и хоронили всей деревней. Слёзы лились рекой, а поминали его месяц почти!
Track Name: 03. Адописная Икона / Hell descent Icon
Братия местного монастыря отличалась особо суровым уставом и смирением. И не мудрено - хранили здесь чудотворную икону — образ, вселявший надежду и любовь.
Однажды, на закате, подошла к монастырю группа паломников — постучались они в ворота, стали ждать. Солнце уж почти за горизонт скатилось - а ответа нет. Эх, была не была — войдут да на колени бухнутся, прощения попросят, грех замолят.
Отворились створки, ладаном повеяло, кровью, испражнениями. Среди дыма мерзкого братия плясала, ног не чуя, воплем захлёбываясь. Тот из паломников, кто не справился с ликом адской бездны колодой безвольной пал на колени. Немногие бежали прочь.
Лишь один из них - Фрол - не убоялся демонов и безумия, пополз в храм в поисках иконы чудесной. Шепча молитвы, обливаясь слезами, он отыскал икону и вскочил во весь рост! Сгинь, бесовщина! Хохот был ему ответом. Лик святого корчил рожи, по доске скакали черти, кровь сочилась из дерева. Жутко вереща кинулась братия на Фрола. Сгинул паломник в вертепе бесовском.
Track Name: 04. Третий пар / Third steam
Есть в селе один персонаж, говорят, будто блаженный. Только ложь это! Одержим он, ибо деяния его и разговоры кроме как бесноватостью и не объяснишь. Сам Чорт ему скверну в уши льёт, не иначе. А как явился он люду рассказали мне девки у монастыря проклятого.
Плёлся Влас мимо ветхой бани, услышал гвалт, смех. Глядь — а в бане-то той темно! За дверь подёргал - не поддаётся. А из бани хохот, крики, не иначе пир! Шарился Влас по кустам да и нашёл лаз — мышью полевой юркнул вниз.
Выползает, чертыхается, от света жмурится - в бане-то взаправду пируют! Да только рожи какие-то странные у гуляк — толи рыла свиные, толи морды козлиные, не поймёшь. Они его - хвать - и давай вениками охаживать, водку в горло лить, в уши визжать околесицу всякую.
Утром нашли его шатающимся по деревне, воющим, что-то лопочущим. Слюни текут, сопли по роже размазаны. Думали утопить безумца, да отец Амвросий велел оставить Власа. Обосновался он у бабки Параши, пил да развратничал, но в церковь ходил исправно.
Track Name: 05. Блаженный (feat Redgoat) / Blessed (feat Redgoat)
Cолнце в зените, ни облачка на небе, паства в церкви, блаженный Власий на месте. Раньше пил да бузил, а после бани памятной только голосил, гимны церковные пел, крестным знамением прохожих осенял.
Жили они с Парашей скверно, но искренне - пили, в помоях валялись, дрались, Богу молились, исповедовались во всех грехах. К воскресенью, правда, всегда Власия в церковь забирали - он прихожанам сказки рассказывал про чудеса невиданные, а прихожан потрогать настоящего блаженного допускали.
И жилось бы им так привольно да вольготно сто лет, кабы не случился у Власия удар - померещилось ему, что бабка Параша - самая настоящая кобыла. Схватил батог, вскочил на спину Прасковье, гикнул: "В церковь!" Бабку забил, но до храма добрался - а там поп, глаза трёт. Власий ему дулю в харю, сам на порог - шмыг, сел посередь храма, портки спустил и давай гимны дурным голосом выводить. Приход ручки да ножки целовал ему, на руках носил - видно же, что благодать снизошла.
Track Name: 06. Право, маменька (Кантеле cover) / Indeed, mamma (Kantele cover)
Право, маменька, мне тошненько,
Государыня родима, тяжеленько,
Государыня родима, тяжеленько,
Во роду такова не бывало,
Во роду я така не бывала,
Как вечор тоска нападала,
Как вечор тоска нападала,
Нападала тоска-горе немало,
Нападала тоска-горе немало,
На мою ли на победну головку,
На мою ли на победну на головку,
На моё ли на ретливо сердечко,
На моё ли на ретивое сердечко,
Ходят зятишка молодые,
Ходят зятишка молодые,
Молодые ребята, удалые,
Молодые ребята, удалые,
Все приказчика генеральски,
Все приказчика генеральски,
Подхватили ребята новы моды,
Подхватили ребята новы моды,
Новы моды, новы моды — чёрны шляпы,
Новы моды, новы моды — чёрны шляпы,
Чёрны шляпишка, алы ленты,
Чёрны шляпишка, алы ленты,
Алы ленты, алы ленты, медны пряжки,
Алы ленты, алы ленты, медны пряжки,
Медны пряжки были для признашки,
Медны пряжки были для признашки,
Чтобы девушки меня знали,
Чтобы девушки меня знали,
Все бы, все бы меня в гости созывали,
Все бы, все бы меня в гости созывали,
Дождалась дружка — срадовалась,
Дождалась дружка — срадовалась,
Я из горницы во светлицу ходила,
Я из горницы во светлицу ходила,
Я из шкапчика графинчик вынимала,
Я из шкапчика графинчик вынимала,
Я милому буйну голову чесала,
Пополне стакан водки наливала
Наливала, наливала подносила
Уж ты выкушай, душа, красный молодец
На меня, на красну девку не надейся
Уж я девушка зговорёнка
Зговорёнка, зговорёнка обручёнка
Право, маменька, мне тошненько тошненько
Государыня родима тяжеленько
Track Name: 07. Поминки / Wake
Проснулся я как-то, а на деревне будто бой был - все телами усыпано. Распихал одного мужичка, дал воды напиться — он-то и поведал следующую басенку.
Давеча в деревне, на свадьбе, певец Емеля голосил так, что свет уж простому люду был не мил, а особо Ивану-жениху. Тот, не долго думая, схватил колун да и ударил по башке певца. Стадо хмельное преставившегося под стол кинуло и дальше гулять — люди ж бракосочетаются!
Полночь на дворе - кто где упился, там и уснул. Один только Людота-музыкант бренчит на балалайке да куплеты обидные сочиняет. Раззадорила его безнаказанность, пихнул он деда Игната, да давай дразнить. А дедушка, с перепоя злой, вилы хвать, да к Людоте. Кривляка поздно спохватился — живот-то ему уже пропороли.
Так и случилось - со свадьбы, да и на похороны с поминками сразу. Гробы - роняли, непотребство - учиняли, даже кол одному из трубадуров вонзили, чтоб уж наверняка не встал. Зарыть не сумели - водка кончилась. Так и сгнили музыканты - один кверху задом, второй с колом во рту.
Track Name: 08. Грибница / Mushroomer
ила – была девка на селе - телом выросла, а душа как у младенца. Издевались над ней, проходу не давали. А ей то что? Не разумеет ничего, да и родители померли – одна она на свете.
Собралась как-то по грибы-ягоды в лес, да леса нет — бурелом, болота, даже клюквы не сыскать, а из грибов только поганки на пнях растут. Пошла эта Машка в лес, песни поет про деток да про мужа, мол любит их сильно, скучает. Эх, дурёха!
Далече уж зашла: вдруг сияние какое-то неземное. Что это там, под елями вековыми, как солнце зажглось?! То пень стоит огромный – выше Машки, весь грибами облеплен, а те светятся колдовским огнем! Одурела баба и давай грибы в рот совать - про все забыла. Так долго ела, что сама светиться стала, как те грибы. Скрючило девку, пузо раздувать стало, зенки повылазили из орбит, а она ими вращает, изо рта чернота лезет. Лопнули лохмотья, телом распираемые, девка наземь повалилась, да и треснула, гнилыми останками растеклась по земле. Грибы же те на останках зачавкали, мраком сокрытые.
Track Name: 09. Разговение / Breaking Fast
В местном приходе, давно ещё, ондажды славный праздник, светлый и чистый был омрачён странным происшествием - будто бы в одну ночь все монахи свихнулись да и устроили побоище лютое в церкви. Бились с чертями да бесами, покусившимися на запасы монастрыские. Могучий дьякон сёк чертей кадилом, монахи поливали ворога святой водой, псалмы распевая. Отброшено было отродье Геенны огненной, уберегли монастырские запасы, не дали осквернить святую землю.
Утром вскрылся конфуз - монахи секли и побивали прихожан, которые хотели попасть на службу праздничную, а виной всему что? Жадность человеческая. Открылись погреба раньше срока, разбиты были бочки с монастырским вином - пировала братия, чем силы нечистые не преминули воспользоваться, да и Чорт сам наплевал в хмельное, введя монахов в заблуждение.
Вот теперь понятно, почему монахи да попы служить не служат, а с самим Чортом дружат. За жадность свою расплачиваются. Не по законам святым живут, окаянные.
Track Name: 11. Варенька / Varen`ka (trad. Russian song)
Ой, Варенька, Варенька,
Хорошая, бравенька.
Эх, да не ты ли, Варвара,
Меня высушила.
Эх, да не ты ли, Варвара,
Меня высушила.
Эх, без морозу, да и без ветру
Сердце вызнобила.
Без морозу, да и без ветру
Сердце вызнобила.
Эх, заставила, Варвара
К себе в гости ходить.
Заставила, Варвара
К себе в гости ходить.
К себе в гости ходить,
Да всё подарки носить.
Подарю я Вареньке
Черевички аленьки.
Эх, мы пойдём с тобой, отрада,
Во зелёный сад гулять.
Track Name: 12. Покаяние / Repentance
Смели неосторожность вы читать фрагменты одной затейливой рукописи, которая обнаружилась так - в 2016 году, на территории д. Горбово (Х-овая область), на краю дороги произошел сильный размыв грунта, что обнажило древний ларец. Благодаря сознательности местных жителей, шкатулка была доставлена в краеведческий музей. Возраст шкатулки исчислятеся, как минимум, двумя сотянми лет. Но не возраст интересен был нам, а содержание, ведь так? В этом ларце лежала рукопись, в которой и описывались все вышеперечисленные страхи. Возможно, что автор случайно (а может быть и сознательно) попал в ту самую деревню, где и стал невольным свидетелем мистических ужасов и богохульных деяний. Много текста неразборчивого, а местами он запачкан кровью и испражнениями. Поэтому приводились здесь только те фрагменты, которые лучше всего сохранились. Работники музея назвали эту рукопись «Бесогонов сказ».
Внимательно ли ты читал её, друг? Берегись тьмы и мрака, что в человеке живёт, ведь стоит тебе ослабить бдительность, как Чорт тут как тут — сеет мрак, пожинает злобу, тебя в бездну сталкивает. Берегись.